19:35 

Следующий раз

Мэри Виндзор
У меня есть мысль, и я ее думаю.


Глава 4


Драко шел по залитой солнцем улице по направлению к площади Бюрклиплатц – там его должна была встретить Грейнджер.

Рано утром с ним связался Эдриан и рассказал все, что ему удалось узнать. Франсуа Дюкро: урожденный француз, статус крови – полукровка, отец неизвестен, мать – сквиб. Все свою жизнь он прожил во Франции, выезжал лишь с целью путешествий. Вот и вся информация. Ни где работал, ни с кем жил... И ничего даже близко связанного с Уильямом Арденом.

Все запуталось еще больше.

Малфой подошел к летнему кафе с труднопроизносимым названием, которое он даже прочитать с первого раза не смог. Официант протирал от утренней влаги столики и расставлял стулья. На противоположной стороне улицы расположился торговец. Его прилавок ломился от миниатюрных сувениров с национальной тематикой: статуэтки, футболки, яркие открытки. Туристы, тем временем, уже начинали заполнять площадь. Со всех сторон слышалась иностранная речь.

Драко оглянулся. Грейнджер уверенной походкой направлялась в его сторону. На ней был строгий черного цвета плащ с блестящими пуговицами, тонкий ремень с квадратной пряжкой опоясывал талию, подчеркивая ее стройность. Завершал образ легкий шифоновый шарф желтого цвета, элегантно переброшенный через плечо.

– Доброе утро, – резко остановившись, произнесла она.

– Доброе, – ответил Драко. Его взгляд остановился на руках Гермионы. Создавалось впечатление, что она не знала куда их деть и в итоге сцепила в замок перед собой. Ее волнение должно было придать решимости, однако, вместо этого, Малфой тоже почувствовал напряжение.

– Перед тем как мы отправимся к Дюкро, мне необходимо зайти в одно место неподалеку. Надеюсь, ты не против. Тем более это почти по пути.

– Мне все равно, – пробормотал Драко. Чувство дискомфорта заставляло нервничать. Причину этих ощущений никак не удавалось понять. Налетевший ветер взъерошил его волосы, и он не отводя взгляда с Гермионы откинул их назад нетерпеливым жестом.

– Что ж, тогда идем.

Пройдя вдоль нескольких домов, первые этажи которых занимали маггловские магазины, они свернули в переулок и вышли на соседнюю улицу. Она была ýже и темнее – солнце скрылось за высокими каменными стенами.

Драко внимательно осматривался по сторонам, стараясь не отстать от Грейнджер. Узкая улица выглядела негостеприимно, и немногочисленные прохожие косились на них. В некоторых местах улица сужалась настолько что, если вытянуть руки, можно было коснуться обеих стен.

Грейнджер продолжала идти не обращая ни на что внимания. Будто неведомая сила толкала ее вперед, в зловещий сумрак улицы. Драко поражался, что в центре города могут быть такие места – это подходило разве что для дремучей окраины, где обитают отверженные обществом люди.

Дорога в который раз повернула налево, и они остановились у деревянных резных дверей. Гермиона нажала на ручку. Взору Драко предстал паб с обшарпанными стенами и покосившейся мебелью. В нос ударил неприятный запах дешевого алкоголя вперемешку с сигаретным дымом. «Что ей могло здесь понадобиться?» – пронеслось у него в голове. Как только они вошли, Грейнджер повернулась и резким голосом сказала:

– Подожди меня здесь. Я сейчас, – и направилась к барной стойке.

Драко начинало раздражать подобное поведение, но выбора у него не было и, промолчав, он стал ждать.

Гермиона разговаривала с барменом, время от времени мотая головой и сжимая ладонью стойку – ее что-то не устраивало.

Разговор и вправду оказался не долгим. Не занял и десяти минут. Перед тем как уйти Грейнджер передала бармену свернутый вчетверо листок бумаги, который аккуратно достала из кармана плаща. Тот брезгливо поморщился, но забрал его.

Драко не видел лица Гермионы, она стояла к нему спиной. Каштановые локоны спадали тонкими спиральками на плечи, немного пружинили от движений хозяйки; Грейнджер подняла руку и отбросила мешающую прядь за спину. Малфой смотрел как завороженный и видел, что на ней уже не черный плащ, а вечернее платье кораллового цвета с глубоким вырезом на спине. Гермиона повернула голову и подарила Драко мимолетную улыбку; он резко вздохнул – ее лицо, это была не Грейнджер, а совсем другая, незнакомая женщина. Женщина с картины Ардена.

От резкого толчка в бок Малфой на миг закрыл глаза. Подвыпивший посетитель торопился уйти и не смог аккуратно пройти мимо. Драко проводил его недобрым взглядом, а когда обернулся, Грейнджер уже стояла рядом. На ней был все тот же плащ и перекинутый через плечо желтый шарф. Только взгляд обеспокоенный и тревожный.

– Пошли, – произнесла она стараясь, чтобы голос звучал ровнее. – С тобой все в порядке? Ты странно смотришь на меня. Что-то не так?

– Нет, все отлично, – Малфой попытался взять себя в руки. «Может, это чары?» – подумал он, поспешив к выходу.

Впереди была важная встреча, от которой многое зависело. И Драко принял решение снова отложить все размышления, списав видения на усталость, нервное перенапряжение и плохой сон.

* * *

Удалившись от паба на приличное расстояние, Гермиона сбавила шаг. Драко поравнялся с ней, а затем обогнал.

– Постой, – окликнула она, оглядываясь по сторонам, – Будет лучше, если мы трансгрессируем прямо к дому.

Драко взглянул на Грейнджер. Та была очень бледна.

– Уверена? Неважно выглядишь.

– Абсолютно, – не колеблясь ответила она и протянула руку.

Малфой еще раз посмотрел на бледное лицо, но спорить не стал. Сжав ее ладонь, он почувствовал, какой та была холодной. В следующий миг в глазах у него потемнело, его сдавило сразу со всех сторон. Драко понял, что рука Гермионы выскальзывает у него из пальцев, и вцепился в нее изо всех сил.

Открыв глаза, он резко отошел на несколько шагов и чуть не свалился с лестничной площадки. Грейнджер схватилась за перила, удерживаясь, чтобы не упасть.

– Что с тобой?! – Малфой приблизился к ней, подхватив под локоть. – Ты спятила?! Захотела убить нас?! Меня чуть не расщепило!

– Но все же нормально, – произнесла она без малейшего сожаления. – Я знаю, что делаю.

– Ты еле держишься на ногах!..

Входная дверь со скрипом открылась, прервав спор, и на пороге появилась невысокая худенькая девушка.

– Добрый день. Мистер Дюкро ожидает вас, – сказала она, с интересом разглядывая замершую пару.

Их проводили в просторную гостиную на первом этаже, в которой было четыре огромных окна, выходивших на соседнюю улицу. Драко ослепил солнечный свет, и он часто заморгал, пытаясь справится с резью в глазах.
В середине комнаты стоял массивный прямоугольный стол, в центре которого стояла белая ваза с цветами. За ним свободно могло разместиться больше десяти человек. Вдоль правой стены стояло бесконечное количество стеллажей, где в строгом порядке располагались книги. Малфой скользнул взглядом по корешкам и не смог не удивится – все книги были маггловские. Рядом с дверью висело большое зеркало, которое визуально делало гостиную еще больше. Безусловно, в интерьере чувствовался вкус.

Грейнджер прошла к столу, который был накрыт на троих – как и сказала девушка, их ждали.

– Мистер Дюкро сейчас спустится, – отрепетировано сообщила та и удалилась, оставив гостей.

Драко кивнул и многозначительно посмотрел на Гермиону, давая тем самым понять, что разговор начатый на крыльце необходимо закончить.

– Ты дыру на мне сейчас протрешь, Малфой, – первой заговорила Грейнджер.

– Вижу тебе лучше! – хмыкнул Драко.

– Мисс Грейнджер, как же я рад снова увидеть вас! – в гостиную буквально вбежал Дюкро, радостно разводя руки. На смену черной мантии пришел элегантный серый костюм-тройка. Его серебристые волосы были по-прежнему собраны в хвост и переливались на солнце.

– И я очень рада, Франсуа, – ответила на его приветствие Гермиона, хотя как раз радости в ее голосе Драко не заметил.

– Вы привели с собой друга, о котором говорили в послании, которое я получил утром, – Малфой слушал этот нелепый диалог, и его не покидало ощущение завуалированной неискренности. Но он не успел поразмышлять, обратив внимание, что взгляды присутствующих направлены на него.

– Не знаю, как на счет друга, но за старого знакомого вполне сойду, – Драко протянул руку, которую Дюкро тут же пожал. – Драко Малфой.

Гермиона кинула на него взгляд полный ненависти и повернулась к Дюкро:

– Я сообщила вам в письме вкратце, о чем мы хотели поговорить.

– Да, я все понимаю. Но надеюсь, вы не откажетесь отобедать со мной. Заодно все обсудим, – предложив сесть за стол, обратился к гостям Дюкро.

Драко и Гермиона на мгновенье посмотрели друг на друга. Согласившись, они опустились на стулья с высокими резными спинками и плотной обивкой из парчи. Дюкро позвонил в серебряный колокольчик, и в гостиную вернулась худенькая девушка. Она успела надеть белого цвета фартук.

– Эльза, можешь подавать обед. Ах, да, и захвати для нас бутылку красного вина, – добавил Дюкро и взглянул на Драко. – Вы не против выпить за знакомство?

Тот на это лишь медленно помотал головой и разложил на колени салфетку.

– Мистер Малфой, не знаю, рассказала ли вам мисс Грейнджер, но мы с ней уже давно знакомы, – подавшись немного вперед, произнес Дюкро.

– Боюсь, она не успела, но я заметил, – с улыбкой ответил Малфой. – Может, расскажите, как вы с ней познакомились. Смею предположить, это связано с Уильямом Арденом?

– Извините Франсуа, мистер Малфой бывает ужасно нетерпелив, – перебила Гермиона.

Драко только было собирался поставить Грейнджер на место, но в гостиной появилась Эльза с подносом в руках. Она поставила его на свободную часть стола и начала подавать обед. Тут была и жареная дичь, и запеченный картофель, и суп, источающий великолепный запах. Когда девушка закончила и удалилась из гостиной, пожелав приятного аппетита, Малфой решил покончить с условностями:

– Мистер Дюкро, я очень ценю ваше гостеприимство, но не пора ли нам перейти к делу? Признаюсь, у меня нет времени. Скажите прямо, вы всерьез считаете, что та картина является пятым артефактом? А как же зелье?

Франсуа отложил свою вилку:

– Как много вопросов! Мисс Грейнжер правильно заметила – вы нетерпеливы. Но это скорее плюс в данной ситуации. Значит, вы сможете мне помочь.

– Помочь в чем?

Все это время Гермиона неспешно помешивала суп у себя в тарелке. Казалось, занятие увлекало ее больше, чем диалог двух мужчин.

– Мистер Малфой, – обратился Дюкро. – Я расскажу вам всю историю, ничего не утаив, потому что очень надеюсь на вашу помощь. До того, как мисс Грейнджер привела вас ко мне, я уже не надеялся, что найдется достойный человек, который продолжит мое дело. А самое главное закончит его.

Драко сглотнул, пытаясь справиться с волнением.

– Вижу, вы человек деловой, наверняка уже успели навести обо мне справки, – Дюкро покрутил перстень на морщинистой руке. – Я родился во Франции. Моя мать была француженкой, хотя долгое время жила в Австралии. Там и познакомилась с моим отцом. Но связь с волшебницей потерявшей силы – мама была сквибом – быстро надоела ему. Когда, гонимая горем и разочарованием в любви, мама вернулась на родину, она поняла, что беременна. Она дала мне свою фамилию. Кто мой отец, я узнал лишь на мой двадцатый день рождения. Именно в тот день моя жизнь изменилась.

Малфой приподнял фужер с водой, но ухватив суть истории, поставил его обратно на стол, так и не отпив.

– Как я узнал впоследствии, отец распорядился после своей смерти разыскать меня. Всю оставшуюся жизнь он прожил один в отдалении от магического мира и людей. Я поехал в Австралию. В наследство мне достались полуразрушенный замок и счет в банке на несколько тысяч галлеонов. Блуждая по темным коридорам, я не мог предположить, что ждет меня в одной из заброшенных комнат.

Дюкро поднялся и подошел к стеллажу с книгами:

– В отличие от других, переполненных разным пыльным хламом и старой мебели, в ней не было ничего, кроме широкого отполированного платяного шкафа. Он и привлек мое внимание. Открыв его, я обнаружил потайную дверь, ведущую в смежное помещение, где я и узнал тайну моего отца и моих предков. Сотни книг, рукописей и манускриптов – и в каждом многовековые исследования, записи о поиске пятого артефакта Уильяма Ардена – зелье «Панацея». С тех пор моя жизнь стала неразрывно связана с формулой.

– История весьма интересная, – поспешил вставить свое слово Драко. – Но как вы решили, что представленная вами картина это пятый артефакт? Как поняли, что зелья нет?

– Малфой, ты можешь спокойно выслушать?! – выкрикнула Гермиона.

– Ах, как ты можешь день прожить, чтобы кого–либо не поучить! – лимит терпения у Драко на сегодня был уже исчерпан. Он и так чувствовал себя героем дешевого спектакля, где его пытаются отвлечь глупыми разговорами. А Грейнджер намеренно пыталась вывести его из себя.

– Замолчи! Ты ничего обо мне не знаешь!

– Судя по всему, ты не сильно изменилась!

– Молодые люди, успокойтесь, прошу вас. Ни к чему так нервничать, – прервал спор Дюкро. – Гермиона, не стоит сердиться на мистера Малфоя. Он так давно ищет пятый артефакт, что его можно понять.

Драко с силой сжал кулаки. Он был готов порвать Грейнджер на мелкие кусочки: «Неужели она посмела рассказать про Нарциссу! Обещала же молчать».

– Гермиона сообщила мне, что вы наткнулись на часть исследований больше года назад. Очень заинтересовались Арденом и его загадкой, – закончил мысль Дюкро. – Я вас так понимаю – эта история пленит и завораживает.

Малфой взглянул на Грейнджер. Весь ее вид будто кричал: «Не ожидал?! Думал, я не сдержала обещание?!» Но он проигнорировал ее безмолвный выпад и вновь обратился к Франсуа.

– Да, вы правы. Не примите за бестактность, но я повторю свой вопрос. Скажите, как вы поняли, что зелья не существует?

– А я не говорил, что его не существует, – проговорил Дюкро, гордо вскинул голову и вернулся к столу. – И оно намного ближе, чем вы думаете. Все зависит от того, велико ли ваше желание заполучить его.

«Наконец» – Драко улыбнулся. Интуиция не подвела его, и значит, надежда все еще есть. Формула реальна, он был прав. Прав все это время. Иногда надежда – это все, что у тебя есть. А для Драко она была теперь смыслом жизни, придавала сил и заставляла не останавливаться, несмотря на неудачи.

Страсти постепенно утихли, и после небольшой паузы Франсуа продолжил. Он рассказал, что исследования, попавшие в руки Малфоя, были лишь вершиной айсберга. А в его книгах есть одна существенная подсказка, по которой возможно воссоздать формулу зелья. Это история любви Уильяма Ардена и магглорожденной девушки Мирабель. И зелье он создал ради ее спасения.

Уильям был помощником Салазара Слизерина и долгое время жил вместе с ним в стенах Хогвартса. Там они и познакомились с Мирабель. Молодые люди сразу полюбили друг друга, но семья Ардена не захотела принимать грязнокровку. Уильям предложил ей сбежать из Англии, чтобы быть вместе, однако их планам не суждено было сбыться. Слизерин не мог позволить Ардену покинуть его именно в тот момент, когда были намечены серьезные нововведения в школе – ему нужны были поддержка и грамотный слуга, чтобы воплотить задуманное. Салазар отравил Мирабель. Узнав ужасную весть, Уильям решил создать зелье, способное вернуть любимую к жизни. Но попытки не увенчались успехом. Зелье могло вылечить, но не воскресить. И тогда Арден, в порыве отчаяния, скрыл формулу в написанной им картине, на которой была изображена его любимая. А сложное заклинание, позволившее ему это сделать, он надежно зашифровал и спрятал. Уильям решил отомстить Слизерину. Однако силы были не равны. Арден был искусным зельеваром, опытным заклинателем, но в нем не было той хитрости и расчетливости, как у его наставника. Салазар, обезоруженный на дуэли, притворился поверженным, а затем, воспользовавшись замешательством, жестоко убил Уильяма его собственным кинжалом.

Дюкро закончил свой рассказ. Со стола за это время уже исчезли практически не тронутые блюда, а их место заняли чайные пары и серебряное блюдо с красивыми пирожными и кексами.

Малфой даже не мог представить, что подобное было в жизни Ардена. Он столько древних фолиантов перечитал, кучу времени провел в различных магических библиотеках, но нигде не сталкивался с этой историей.

– Мистер Дюкро, – произнес он, голос был хриплым. – И как же можно узнать формулу?

– Необходимо собрать все артефакты вместе, тогда это не будет сложно, – спокойным голосом ответил Франсуа.

– Но почему вы не рассказали все это на выступлении? Почему говорите мне?

– А вы можете представить, что бы из этого вышло? Я стар, молодой человек, и не хочу провести остаток своих дней в безумной суете. Объясняясь с назойливыми журналистами и неверующими магами. Для меня это, прежде всего, дело всей моей жизни, так же, как для вас теперь. И дань моим предкам. Для них же – очередная сенсация.

– Но что вы хотите от меня? – спросил Малфой. От полученной информации у него голова шла кругом.

– Мисс Грейнджер уже согласилась, но ей нужна помощь. Я подумал, вы подойдете как никто. Ваше стремление преодолеет все преграды.

– И что же будет после того, как мы достанем вам четыре артефакта? Где зашифровано заклинание?

– Я не настолько безрассуден, мистер Малфой, – эту часть я пока оставлю в секрете. Услуга за услугу, так сказать. Вы приносите артефакты, а я помогу вам с воссозданием зелья, – Дюкро аккуратно налил из фарфорового чайника чай и отпил. – Ну, так что? Согласны на мои условия?

– Я согласен, – и даже доли сомнения не прозвучало в голосе Драко. Он пойдет на все, только бы спасти маму.

Его ответ сопроводил звук падающей о кафельный пол ложки, которую выронила Гермиона. Она нагнулась и подняла прибор с покрытия, похожего на шахматную доску. Чередующиеся квадраты, черные и белые – единственная часть интерьера не вписывающаяся в выполненную в классическом стиле гостиную.

– Вот и прекрасно! – воскликнул Франсуа. – Уверен, наш союз принесет нам успех, – закончил он и, весело прищурившись, отсалютовал своей чашкой.

День клонился к концу. Драко и Гермиона покинули дом Дюкро, и направились в сторону площади.

– Думаю, дальше ты доберешься без меня, – Грейнджер остановилась.

– Очень смешно, – хмыкнул Драко. – Сначала ты мне все объяснишь. Или ты решила, что я поверил наслово этому чокнутому старику?

– А что я должна тебе объяснить? По-моему, все предельно ясно, – Гермиона сузила глаза. Она была зла, вот только Малфой не понимал – Ты согласился достать артефакты для Дюкро, и завтра мы отправимся в Лондон.

– Палочка Уильяма Ардена находится у его потомка, а он живет в Швейцарии. Зачем же нам в Англию? Не проще начать от сюда?

– Это Франсуа возьмет на себя, а мы пока попытаемся достать оставшиеся артефакты. Тем более книга «Об исследовании редких заклинаний» вряд ли у тебя с собой, – закусив губу, Грейнджер перевела взгляд с Малфоя на кирпичную стену дома, возле которого они стояли.

– Замечательно! – не выдержал Драко. – Ты отлично информирована, если учесть, что узнала о моих исследованиях только вчера. Но это меня не удивляет. Однако мне ужасно интересно, – он перешел на повышенные тона, – когда ты мне собиралась рассказать остальные детали?! Я дал согласие! И ты сейчас же мне все объяснишь!

– Послушай, Малфой, ты хоть понимаешь, что нам предстоит? Никто не захочет просто так отдавать нам древние реликвии, только по нашей просьбе. А что если не будет другой возможности, как выкрасть их? Ты пойдешь на это?! – раздраженно выпалила она.

Драко показалось, что она пытается отговорить его. Но это никак не вязалось со сложившейся ситуацией. Дюкро попросил его о помощи, сказал – Грейнджер согласилась. Да и на выставке Гермиона излучала заинтересованность и энтузиазм. Но сейчас она не выглядела готовой кинуться в бой. Ее мучили сомнения, и это бросалось в глаза. Грейнджер напугана. Другие наверняка не заметили бы, но Малфой помнил, какой она была. Как храбро сражалась на войне и защищала друзей, когда ей самой грозила смертельная опасность.

В голове всплыли картины прошлого: Гермиона лежит на полу гостиной Малфой-мэнора, рядом Беллатриса, и непростительное заклинание вот-вот сорвется с ее губ. Даже в тот момент он не видел страха на лице смелой гриффиндорки. Боль – да, но не страх. Образ Грейнджер в воспоминаниях резко отличался от того, что Драко видел перед собой сейчас. В этом ему еще предстояло разобраться. Драко понизил тон и постарался продолжить более спокойно:

– Я все понимаю. Ты знаешь для чего мне нужно зелье. Я не перед чем не остановлюсь.

– Хорошо. Тогда жди меня завтра в восемь утра у своего отеля, – и она, развернувшись, зашагала прочь, так ничего толком и не объяснив.

– И тебе всего доброго, – произнес он и с досадой махнул рукой. Гермиона не обернулась. Она поправила желтый шарфик на своем плече и исчезла за поворотом.

Солнце почти скрылось за горизонтом: последние лучики падали на окна старинных домов площади Бюрклиплатц и отражались от стекол. Драко решил вернуться в гостиницу пешком, трансгрессировать не хотелось. Он шел по мощеному тротуару и думал. Вопросов становилось все больше, и ему, казалось, узнай он ответ, тот определенно не понравился бы. Пятый артефакт, который оказался не магическим портретом, Грейнджер не похожая сама на себя. Как еще может измениться его жизнь, которая и так уже вывернулась наизнанку? Драко многое отдал бы, чтобы обрести хоть какое-нибудь подобие покоя. Чтобы каждый день был похож на предыдущий, а утром он не просыпался с мыслью: «Что случится со мной и моей семьей сегодня?» – простая человеческая мечта, но для него она была не осуществима.

@темы: Фанфики

URL
Комментарии
2013-05-07 в 13:11 

CEPEHA
Guns for show - knives for a pro!
Потрясающе,еще больше заинтриговали! Спасибо,буду с нетерпением ждать продолжения! Успехов и удачи! :dance2:

2013-05-07 в 18:25 

Мэри Виндзор
У меня есть мысль, и я ее думаю.
CEPEHA, спасибо :squeeze:

URL
   

День пропал не зря (замороженные мысли)

главная