Мэри Виндзор
У меня есть мысль, и я ее думаю.
На завершение фика, вот такой подарочек от GOSSIPGIRL90210


Эпилог

Придет время, когда ты решишь, что все кончено. Это и будет начало.

Луис Ламур


Яркое солнце медленно поднималось над горизонтом. Оно бескорыстно дарило тепло, ласково согревая просыпающийся вокруг мир. Волны неспешно накатывали на пустынный пляж, оставляя на песке темную кромку. На деревянном пирсе расположилась стая белых чаек. Время от времени утреннюю тишину нарушали их беспокойные крики. Потревоженные пожилым мужчиной, который проверял в лодке рыболовные снасти, птицы взлетали с полусгнившего настила. Но покружив в небе несколько минут, возвращались на пирс.

Гермиона сидела на берегу, положив голову на колени, и наблюдала за тем, как волны касались обнаженных ступней ее ног. Всю последнюю неделю, утро она встречала здесь. Убеждала себя, постоянно повторяя одну и ту же фразу: «Я должна попытаться научиться жить заново. Ради близких, ради Гарри».

Почти месяц назад Гермиона получила короткое письмо, в котором друг просил о встрече. Местом для предстоящего «серьезного разговора» с Гарри был маггловский парк в центре Лондона.

Она выбрала одну из скамеек на центральной аллее. На лужайке готовилась к пикнику молодая пара. Они вынимали из огромной сумки продукты, бутылки и приборы. Два озорных мальчугана лет пяти-шести резвились рядом с родителями.

Сердце пронзила щемящая боль. Гермиона сделала глубокий вдох, стараясь унять дрожь. В последнее время она старательно избегала любого общества, пряталась за стенами своей квартиры. Ведь стоило лишь на мгновение расслабиться, и жизнь тут же напоминала о ее боли. Казалось, чужое счастье преследовало на каждом шагу, заставляя все больше уходить в себя, не оставляя не единого шанса для надежды. Вот у кого-то день рождения и шумная компания отправилась в ближайший бар праздновать, вот супруги с веселыми возгласами выбирают игрушки для своего первенца, а рядом молодая мама поправляет съехавший чепчик милой, словно ангел, девчушке.

- Привет, - Гермиона вздрогнула. По правую руку от нее сидел Гарри и держал в руке небольшой сверток.

- Привет, - она сжала пальцы в замок, стараясь прогнать вновь накатившее отчаяние.

- Извини, что опоздал, - Гарри повернулся и взглянул в глаза подруге, - денек выдался тот еще, - он снял очки и немного сдавил переносицу пальцами.

- Ничего страшного, - Гермиона старательно отводила взгляд. – О чем ты хотел поговорить?

- Тебе нехорошо? – чувствуя напряжение в голосе подруги, Гарри коснулся ее плеча.

Она повернулась. Погода была облачной, но в это мгновение яркий луч солнца прорвался сквозь облака и озарил лицо Гарри, заставив его немного прищуриться. А в густой черной шевелюре сразу же стали видны проблески седины.

- Со мной все нормально, - уверенным тоном произнесла Гермиона. Ни к чему заставлять друга лишний раз переживать, ему и так не сладко.

- Ладно. Тогда, у меня есть для тебя небольшой подарок. Только не отказывайся сразу, подумай.

- Ты о чем?

Гарри протянул подруге плотный конверт с гербом Министерства магии.

- Мне прислали несколько дней назад, - Гарри снял темно-серый пиджак и положил его на колени, – видимо, этим награждают отличившихся работников.

Гермиона развернула послание. Внутри лежали две глянцевые открытки с изображением лагуны – белый песок и лазурная вода. Шум прибоя заставил прохожего обернуться, ища взглядом источник звука.

- Это тур на побережье Бразилии, - подтвердил догадку Поттер. - Мы с Джинни не можем сейчас уехать, и я хотел предложить их тебе.

Гермиона засунула яркие приглашения обратно и посмотрела на Гарри. Неуместные звуки прекратились.

- Спасибо, но я не поеду. Тем более путешествие на двоих, а я тебе уже не раз говорила…

Закончить он не дал:

- Ты можешь поехать одна или взять, кого пожелаешь.

- Нет, я не поеду, - Гермиона была непреклонна.

- Послушай, хватит изводить себя, - взяв в руки исхудавшую ладонь подруги, произнес Гарри.

- А зачем? Для кого мне теперь жить? Все бессмысленно, - ответила она, переведя пустой взгляд на играющих в прятки мальчишек, - у меня ничего не осталось.

Поттер смотрел на подругу и понимал: нет таких слов, чтобы утешить ее. Но все-таки решил попытаться:

- Мне больно видеть тебя такой. Прошу, пожалуйста. Ради меня, поезжай.

Эти слова стали последней каплей. Гермиона не хотела, чтобы близкие люди страдали вместе с ней. Она согласилась.

После смерти Розы прошло чуть больше года. За это время в ее жизни многое поменялось. Не выдержав постоянных нервных срывов и скандалов, Рональд предложил развестись. Сначала Гермиона приняла это в штыки, в очередной раз обвинив мужа в эгоизме и бессердечии. Она хорошо помнила его последние слова перед тем как за ним закрылась парадная дверь:

- Я вижу, ты винишь меня в смерти Роззи. Но поверь, я ненавижу себя за это так, что тебе вряд ли представить. Подумай, мне жить с этим до конца своих дней.

В тот момент Гермионе хотелось крушить все на своем пути, уничтожить всякое доказательство присутствия в ее жизни Рональда. Она была убеждена, что он предал, сбежал, как последний трус. Но потом пришло понимание - это был единственный шанс для них. Избавив ее от своего присутствия, Рон попытался помочь. Он знал каково это, каждый день видеть человека, разрушившего твою жизнь. Ему было достаточно посмотреть в зеркало.

После развода Гермиона приняла решение переехать в дом родителей, в маггловскую часть Лондона. Мистер и миссис Грейнджер остались жить в Австралии, а их коттедж пустовал.

Она уволилась с работы и отдалилась от волшебного мира настолько, насколько было возможно. Изредка в гости приходили Поттеры. Просто у Гарри сдавали нервы, и он, наплевав на запреты подруги, появлялся на пороге вместе со всей семьей.

…Большая волна заставила Гермиону отвлечься от тяжелых воспоминаний. Стараясь уберечь подол платья, она быстро поднялась на ноги. Лежавшие рядом босоножки тут же были подхвачены водой. Гермиона успела поймать лишь одну. Вторую океан, по-видимому, решил забрать себе – белая пряжка сверкнула и исчезла в прибрежной пене.

Гермиона глубоко вздохнула, сожалея, что волшебная палочка осталась лежать на прикроватной тумбочке: «Придется идти босиком».

За спиной послышался звонкий лай. Собака темно-рыжей окраски промчалась рядом и с разбега кинулась в воду. Несколько раз окунулась и выскочила на берег, держа в зубах утерянную босоножку.

- Ты моя спасительница, - ласково проговорила девушка, склонившись над животным и погладив мокрую шерсть.

В детстве, еще до того как пришло письмо из Хогвартса, Гермиона очень хотела завести собаку, но родители были против. Она могла часами стоять около витрины зоомагазина, рассматривая щенков. Больше всего ей нравились лабрадоры. Ласковые, дружелюбные, с умным взглядом и прилежным характером, они становились преданным другом. «Спасительница босоножки» была именно такой породы.

- Джесс! Джесс! – Гермиона обернулась и заметила мужчину, быстро приближающегося с южной стороны пляжа. – Сколько можно бегать за тобой?!

Гермиона забрала у собаки босоножку и посмотрела на тоненький ошейник. Надпись на нем переливалась витиеватыми буквами: «Джессика».

- Похоже, твой хозяин? – сделала вывод она. Собака тихо заскулила. – Не волнуйся, я не дам тебя в обиду, - добавила девушка, потрепав Джесс по холке.

Порыв сильного ветра растрепал каштановые кудри. Торопливо убрав с лица волосы, Гермиона взглянула на незнакомца. От неожиданности, пересохло в горле, и она смогла лишь тихо прошептать:

- Ты?

Драко Малфой смотрел на нее такими же удивленными глазами.

- Привет, - несмело поздоровался он.

- Это твоя собака? – пытаясь побороть шок, спросила Гермиона. В голове эхом отозвались давние слова Гарри:
«Драко уехал из Англии. Похоже, навсегда».

- Да, - коротко ответил Малфой и присел на корточки, поманив жестом Джессику.

Достав из кармана поводок, он прицепил его к ошейнику.

- Не ругай ее. Джесс спасла мою босоножку, - фраза вышла немного жалостливой.

Драко поднялся и, взглянув на Гермиону, искренне улыбнулся:

- Хорошо, раз уж такое дело.

Поняв, что хозяин не злится, Джесс радостно завиляла хвостом и принялась отряхиваться от соленой воды. Брызги разлетелись в разные стороны, заставив Малфоя закрыть лицо рукой.

Наблюдая за этой сценой, Гермиона не смогла сдержать смех.
Отпустив поводок, Драко беззвучно выругался и принялся стряхивать с себя мокрые частички песка. Но увидев реакцию собеседницы, остановился и рассмеялся в ответ.

…Они шли по узкому тротуару, по поселку, где жила Гермиона. Аккуратные двухэтажные домики, словно зеркальное отражение друг друга, стояли по обе стороны широкой, асфальтированной улицы. Перед каждым домом был разбит небольшой сад с идеально подстриженными газонами. Беседки и террасы увиты плющом и розами, соцветия которых словно упрашивали насладиться приятным ароматом. На побережье Пипа* этот небольшой поселок считался лучшим. Туристы жили здесь круглый год. Одни уезжали, другие приезжали.

Размещением занималась немолодая бразильянка - Лаура да Силва, в роду этой женщины когда-то были великие волшебники. Но, видимо, Мерлин за что-то разгневался, и последние сто лет в семье рождались лишь сквибы. Известная в магическом мире фамилия помогла Лауре устроить бизнес, и теперь курорт имел успех не только у магглов, но и у волшебников из разных стран.

- Ты приехала в Бразилию одна? – прервал гнетущую тишину Малфой.

- Тебя это так удивляет?

Драко замялся:

- Просто, я думал…

- Думал, что Рон должен был приехать со мной?! – Гермиона остановилась перед резной белой калиткой и пристально посмотрела на Малфоя. Приятное томление от неожиданной встречи с Драко, царившее до этого момента в душе, мгновенно рассеялось. Вместо этого появилась острая боль, отчаяние и злость. – Мы развелись полгода назад!

Драко стоял молча. Чувство неловкости от заданного вопроса сковало его.

- Гарри предложил мне путешествие, и я согласилась, - повысив тон, продолжила Гермиона. - Мне надоели постоянные сочувствующие взгляды! Надеюсь, больше вопросов нет?!
Взглянув в карие глаза, Драко увидел застывшие в них слезы:

- Прости, я не знал.

- Вот видишь, и ты смотришь на меня с жалостью, - с трудом сдерживаясь, пробормотала она. Открыв калитку, она почти бегом пересекла палисадник и скрылась в коттедже.

Несколько минут Малфой стоял неподвижно, глядя куда-то под ноги. Потом, мельком взлянул на закрытую дверь и зашагал прочь. Джессика засеменила следом.

* * *

Дни на побережье города Натал** были похожи друг на друга. Туристы спешили на роскошные пляжи с белоснежным песком, отели открывали свои двери для новых посетителей, а расположенные почти на каждом углу кафе и ресторанчики манили пестрыми вывесками.

В квартале, где жил Драко, все было иначе. Туристы здесь появлялись редко. Местные жители торопились утром на работу, обсуждая последние новости или итоги прошедших матчей по футболу. Ничего необычного - заурядный город и простые люди.

По этой причине Малфой и остался здесь - никакого волшебства. Хотелось уехать туда, где его никто не знает, бродить бездумно по улицам, не замечая прохожих, и потеряться в потоке своих мыслей, не осознавая реальности...

Драко поселился в Натале год назад. Покинув Лондон, он несколько месяцев скитался по миру, нигде не останавливаясь надолго. Обычно он ночевал в недорогих гостиницах. Пытаясь забыть о случившемся, напивался до потери сознания. Приходил в себя на утро и отправлялся дальше.

В один прекрасный день он проснулся на пляже. Открыв глаза, Драко увидел перед собой рыжую морду собаки. Неугомонно перебирая лапами, она облизывала шершавым языком его лицо. Так Драко познакомился с Джессикой. А уже спустя несколько часов он, с заснувшим щенком на руках, осматривал новую квартиру в городском районе Рибейра***.

- Черт, – произнес Драко, споткнувшись о валявшийся на тротуаре булыжник. Оглядевшись, он понял, что дошел до поселка Гермионы, хотя собирался закончить утреннюю прогулку в небольшом сквере недалеко от дома. Джесс была сегодня на удивление спокойной и притихшей. Уныло свесив голову, она плелась рядом, даже не делая попытки убежать.

Драко перешел на другую сторону улицы. Впереди показался светло-зеленый коттедж Гермионы.

Вчера вечером, вспоминая их разговор, Малфой понял: встреча была отнюдь не случайной. Странно, что он сразу не догадался. Единственным кто знал, где живет Драко, был Гарри Поттер. Он стал поверенным в его делах, касающихся передачи наследства Скорпиусу, и время от времени им приходилось переписываться.

Малфой не мог понять, почему Гарри решил отправить Гермиону именно в Натал. Единственное разумное объяснение, которое приходило в голову: Поттер хотел дать им шанс. Но зачем? Неужели еще можно на что-то надеяться?

Чем ближе становился коттедж Гермионы, тем меньше уверенности оставалось у Драко. Сомневаясь до последнего, стоит ли продолжать путь, он несколько часов ходил кругами возле своего дома. Он хотел привести мысли в порядок, а опомнился рядом с туристическим поселком.

Драко подошел к белой калитке. Джесс присела рядом, всем своим видом показывая, что идти дальше она не собирается.
Мысли метались в голове, будто загнанные в клетку птицы: «Что я делаю? Ей это не нужно. Она и так уже с лихвой настрадалась». Растеряв последние капли самообладания, Малфой кинулся прочь. Но пройдя несколько метров, обернулся. Джесс все также продолжала сидеть возле калитки.

- Джессика! Иди ко мне! - крикнул Драко. - Мы уходим.

Вместо того чтобы послушаться хозяина, собака встрепенулась и, перепрыгнув через невысокую изгородь, помчалась к дому. У входной двери она начала громко лаять.

Малфой не мог понять, что происходит. Приблизившись к коттеджу, он услышал встревоженный крик. Голос узнал сразу – Гермиона. После нескольких попыток открыть дверь Драко достал из кармана волшебную палочку. В последнее время он редко ей пользовался, но от многолетней привычки трудно избавиться.

- Алохомора, - произнес он, и дверь поддалась.

Джессика тут же проскользнула внутрь и помчалась прямиком на второй этаж по деревянной винтовой лестнице. Драко поспешил следом. Отыскать нужную комнату не составило труда - крики усиливались.

Дверь в спальню была приоткрыта. На кровати в бреду металась из стороны в сторону Гермиона. Одеяло и подушки разбросаны по полу, простыня скомкана.

Драко подошел ближе к постели. Стараясь ее не напугать, он осторожно присел рядом и сжал тонкую руку. Та была холодна словно лед. Драко коснулся измученного лица, убрал влажные пряди волос. На шее, покрытой капельками пота, сверкнула золотая цепочка – подвеска в виде прозрачной слезинки.

Гермиона, что-то бессвязно бормотала. Глотая ртом воздух, она запрокинула голову назад и застонала. Джесс, почувствовав страх, протяжно заскулила.

- Гермиона, - позвал Драко, но реакции не было. Тогда он обхватил дрожащее тело и крепко прижал к себе. - Очнись.

Гнетущая тревога будто бы растекалась по венам, сковывая движения. Он пробыл здесь не больше минуты, а казалось, прошла уже целая вечность. Драко повторил попытку разбудить ее.

Гермиона вздрогнула, резко выпрямилась и пришла в себя.

- Не бойся, это я.

Она испуганно посмотрела на Малфоя. Наконец осознав кто перед ней, Гермиона расслабилась и, закрыв лицо ладонями, припала к груди Драко.

- Успокойся. Это был кошмар, все уже закончилось, - успокаивал он, ласково поглаживая по спине. – Слышишь? Не плачь.

Несколько раз всхлипнув, Гермиона отпрянула и старательно вытерла слезы.

- Извини, не хотела тебя напугать, - севшим голосом произнесла она. – Наверно я забыла принять вечером зелье.
Малфой напрягся:

- Без успокоительного каждый раз так?

Ответ был ему известен. Драко сам часто просыпался в холодном поту. Призраки прошлого не оставляли его, лишали сна.

- Я и раньше мучилась от кошмаров, а теперь… - Гермиона не смогла продолжить.

Джесс завиляла хвостом, подошла к кровати и положила морду на белую простынь. В глазах было столько сочувствия. Словно она знает все об искалеченных жизнях этих двух людей.

Малфой осторожно коснулся заплаканного лица, прочертив большим пальцем невидимую линию от виска до припухших губ.

- Я бы все отдал, лишь бы видеть тебя счастливой, - с дрожью в голосе прошептал он.

- Ты ни в чем не виноват.

Слова будто отрезвили, и Драко отдернул руку, сжав ее в кулак.

- Неправда, – выдавил он. – Я причинил тебе столько горя.
Видит Мерлин, я пытался забыть тебя. Хотел, чтобы твоя жизнь была другой. Лучше, чем я бы мог предложить - без косых взглядов, упреков и осуждения. Но куда бы я ни шел, чем бы ни занимался, везде была ты. Твой образ преследовал меня, напоминая о чудовищной ошибке. О трусости.

Драко ненадолго замолчал, будто решая продолжать или нет:

- Я запретил себе искать встреч, не читал новостей связанных с делами твоего отдела в Министерстве, избегал всякого упоминания… Сколько же ошибок я совершил? Сначала мне казалось, что ты вернешься, поймешь, почему я так поступил с тобой. Но ты не могла. Я предал тебя, предал наши чувства – такое простить нельзя.

За все время, что длилась его речь, он так и не рискнул посмотреть в глаза Гермионе.

- Не было ни дня, чтобы я не думал о тебе. Я люблю тебя. Но ты имеешь полное право ненавидеть меня, - закончил он и повернулся спиной.

Гермиона опустила ладонь на подрагивающее от напряжения мужское плечо:

- Посмотри на меня.

Драко медленно обернулся.

- За эти годы я через многое прошла: боль, разочарование, страх, отчаяние, - опустив глаза, Гермиона сглотнула подступивший к горлу ком, - смерть Розы. Но никогда, слышишь, никогда не испытывала ненависти к тебе. Несмотря ни на что я продолжала любить тебя. Если бы не ты… я бы никогда не узнала, что такое быть счастливой по-настоящему. Я бы не знала, что человека можно любить не за что-то, а только потому что он есть... - горячие слезы все-таки покатились по щекам.

- Не плачь, - Малфой не мог поверить в услышанное. Только не после всего, через что он заставил ее пройти. – Я не достоин твоих слез… как же ты не понимаешь?! Я не достоин тебя!

От резких слов Гермионе стало только хуже. Сердце подсказывало: нельзя позволить ему уйти. Он - ее последняя надежда. Схватив Драко за рукав рубашки, она сжала ткань так, что затрещали нитки.

- Без тебя я не справлюсь, - шептала Гермиона, словно хватаясь за спасательный круг. - Прошу, не оставляй меня.

Дрожащими пальцами Малфой дотронулся до нежной кожи, отбросил каштановые локоны за спину и притянул Гермиону ближе к себе. Сил сопротивляться не осталось. Последние аргументы рассыпались, стоило только вновь посмотреть в наполненные слезами глаза.

- Никогда, - сдавшись, выдохнул он, - я больше никогда тебя не оставлю.

Она – его судьба. Так легко потерять любовь и так трудно её сохранить. Но ещё трудней делать вид, что тебе безразличен человек, которого безумно любит твоё сердце... Наклонившись вперед, Драко нежно коснулся ее губ своими. В одно мгновение в жизни вновь появился смысл.

* * *

Почти каждый из нас чем-то жертвует. В глубине души мы искренне надеемся, что судьба вознаградит нас за самоотверженный поступок. Это не так. Однажды испугавшись, рискуешь потерять счастье навсегда. Стоит больно ранить любимого человека, и душа рано или поздно зачерствеет. Тогда ты спросишь себя: «Почему так тяжело?» Поймут не все, но некоторым откроется простая истина: разрушить все преграды можно лишь доверившись своему сердцу – это единственный шанс.

~Конец~
____________________________________

* Пипа – побережье Бразилии;
** Натал – крупный туристический город Бразилии;
*** Рибейра – городской район, один из старейших в Натале.

@темы: фанфики